Главная » Блоги » Идейные черепомерки: Роман Носиков о победе морали как варианте Конца Света

Идейные черепомерки: Роман Носиков о победе морали как варианте Конца Света

Федеральное агентство новостей / Андрей Лящев

Федеральное агентство новостей / Андрей Лящев

Нет темы более новогодней и рождественской, чем сбыча всевозможных мечт. Давайте же поговорим о мечтах русских турбопатриотов, которые сбываются у нас прямо на глазах. Правда, к счастью, не в России.

Я говорю о таких мечтах как возможность лишать плохих людей гражданства, введение государственной идеологии и закрытие уже наконец богопротивных «Эха Москвы» и «Ельцин-центра».

Неслучайное совпадение

Итак, что мы имеем?

Во-первых, в Финляндии на конкурсе красоты «Мисс Хельсинки-2017» корону победительницы завоевала девятнадцатилетняя Сефора Икалаба. Все уже видели эту темнокожую Суоми-красавицу.

Во-вторых, ЦРУ наконец-то опубликовало свой доклад о том, как Россия кибератаковала выборы в США. В качестве доказательств были представлены: карикатура на Маргариту Симоньян, возвышающуюся над Белым lомом подобно Годзилле, и твиты пророссийских троллей в Интернете. Доклад вызвал такое количество фейспалмов, что их можно спутать с аплодисментами. Довести серьезную структуру до репутации «армянского радио» — это наверняка потребовало больших усилий.

В-третьих, в Одессе начата кампания по лишению украинского гражданства местного ветерана «Беркута» за то, что тот осмелился принести цветы к консульству России и выразить соболезнования по поводу крушения Ту-154 в Сочи.

Вот как звучит одно из свидомых предложений: «Один мой знакомый из полиции отметил, что таким надо выдавать 2×1×1 метра [украинской земли], но речь не о том… Нам понадобится практика Латвии по лишению таких лиц гражданства, оставив им лишь документ, удостоверяющий личность. При этом стоит лишать их права на участие в выборах, льгот и любых государственных преференций… Для начала реальных изменений на Украине нужно убрать [чудаков] от любых важных процессов. Ветеран Ефимов — это не только вышеуказанное быдло, это целая когорта совков-люмпенов, которые выбирают на выборах себе подобных… Помогите беркутенку стать известным».

Что здесь должно нас удивить, уважаемые сограждане? То, что влажные мечты наших турбопатриотов внезапно совпали с мечтами самых упоротых украинских наци. И что мечты эти заключаются в инновации, которая уже давно счастливо внедрена в Прибалтике: негодные, с точки зрения мечтателей, люди лишаются гражданства на раз-два.

Мечтатели, конечно, могут возразить: мол, их-то оппоненты реально недоделанные какие-то. Хотя, по правде говоря, человеческая «недоделанность» проявляется скорее уж в том, что ее носители делят людей на качественных и некачественных. И не только делят, но и поражают тех, кто признан ими некачественными, в правах: лишают их гражданства, попирают достоинство, преследуют за убеждения, национальность и язык. Требуют от них сменить идентичность и культуру.

Закавыка тут в том, что суть государства раскрывается через его методы. Если в списке государственных методов значатся такие вещи как деление людей на сорта — с этой государственностью что-то не так.

Предлагаю обсудить, что будет в том случае, если мечты наших турбопатриотов сбудутся.

Стандарт как форма деградации

Что означает институт лишения гражданства? Это означает, что существует стандарт гражданина. В этом стандарте может быть прописана национальность, язык и/или мировоззрение. Те, кто не соответствуют стандарту, будут лишаться гражданских прав как недостойные их.

Моим уважаемым соотечественникам кажется, что таким образом они защищают норму. Но это не так. Потому что норма и жесткий стандарт — разные вещи. Норма — это то, что позволяет общности выживать и развиваться. То есть норма по определению изменчива. Еще вчера нормой был промискуитет и групповые браки. После чего нормой стала моногамия. Еще совсем недавно нормой было побивание камнями за прелюбодеяние. А сейчас норма — добровольный союз мужчин и женщины, добровольность которого подразумевает под собой и развод, который может инициировать любая из сторон.

Жесткий стандарт, введенный в том месте, где должно быть развитие, или догмат, введенный в том месте, где должна быть дискуссия, — это не защита нормы, а форма деградации.

Но вопрос не исчерпывается нравственным аспектом. Есть и чисто материальный интерес. В Прибалтике, когда проталкивались законы, лишающие местных русских гражданских прав, было полно дурачков, верящих, будто все дело в «о-о-к-к-купации» и восстановлении справедливости. На самом деле, таким образом закреплялся антирусский статус прибалтийских государств, гарантировалась антирусскость их элит, русские убирались из конкурентной борьбы за власть и собственность.

Читайте также: Оливье-аналитика: Роман Носиков про Новый год как повод высказаться

То же самое касается и вопроса государственной идеологии — только в данном случае эталон вводится не по отношению к людям, а по отношению к их убеждениям. Некоторым кажется, что так они смогут защитить правду и добро. Но это неверно. Потому что основным отличием правды от лжи является то, что правда не боится проверки.

Идеология, защищенная законом от критики и нападок, перестает развиваться. Она теряет главное, за что ценится, — способность описывать реальность. В какой-то момент, в силу особенностей «жреческой конкуренции», такая идеология становится нереформируемой. А поскольку дискуссия об идеологии или ее сущностная критика более невозможны, начинается спор на предмет наибольшей каноничности.

Введение государственной идеологии — это создание специфического властного ресурса, не имеющего прямого выражения в общественной пользе и достижениях. Это включение еще одного социального лифта с черного хода — с последующим выключением всех остальных. В таких условиях власть приобретают те, кто умеет громко произносить наиболее яркие речи в идеологических рамках, а не те, что способны что-то созидать. Напомню в этой связи лишь три характерные фамилии: комсомолец Ходорковский, комсомолец Тягнибок, член КПСС Фарион

Гонки на запретах

Впрочем, зачем смотреть в прошлое? Взглянем на результаты конкурса красоты в Финляндии — вот он, результат идеологии толерантности. Прочтем доклад ЦРУ — вот что бывает, когда карьеру делают лишь те, кто умеют гладко докладывать идеологически положенные вещи.

Стоит уяснить: в толерантности, как и в демократии, нет ничего плохого. Просто обе эти идеологемы некоторое время находились вне критики — и это в итоге привело к соревнованиям на наибольшую верность заветам и прилагаемую к ней карьеру «качественных людей».

Если вы полагаете, что с Красным проектом или с Православием такое невозможно — еще раз посмотрите в честные очи бывших комсомольцев. Ну или взгляните на пылкость господина Энтео.

Цензура? Закрытие «Эха Москвы»? Чего будет стоить наша любовь к Родине, если ее не испытывать хотя бы так?

Мы возмущены карикатурами «Шарли Эбдо» на наших погибших солдат и журналистов. Но в душе мы понимаем: наши солдаты сражаются в Сирии в том числе и за право «Шарли» плевать им на могилы. Потому что если за это расстреливать, то нет никакой ценности в тех, кто не плюнул.

Цель всех подобных инициатив, этих «гонок на запретах» — закрепить за собой власть с собственностью и снизить конкуренцию. Напомню, что снижение конкуренции всегда приводит к деградации основного состава элиты. Или, как писал в марте 1913 года товарищ Ленин:

«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов».

Словом, Владимир Ильич настоятельно рекомендует нашим турбопатриотам оглянуться и посмотреть — не стоит ли у них за спиной кто-то с ложкой или с чем похуже. Ведь предлагаемые ими меры по стандартизации граждан — от навязывания государственной идеологии до лишения гражданства — это, по сути, линейка о двух концах. Один конец — это большая ложка, которой дорвавшаяся до контроля особь черпает из государственного корыта. А другой конец — дилдо, которым та же самая особь отгоняет от корыта конкурентов и показательно карает упорствующих еретиков.

Убеждения с черного хода

Все вышеописанное — само по себе достаточно ужасно. Но есть и более ужасные вещи.

Введя государственную идеологию и обязательный нравственный ценз, мы лишим наших сограждан — в том числе своих собственных детей — добровольного выбора гражданственности, любви к Родине, к народу, к правде. То есть все это никогда не будет по-настоящему принадлежать им.

В Библии есть один момент, в котором решается похожий вопрос:

«И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь».

(Книга Бытия, 2:15–17)

Зачем Богу понадобилось это яблоко? Разве не проще было вовсе не помещать его в Эдеме? Или, может быть, стоило приставить к нему стражу?

Все дело в том, что Бог сотворил Адама как свое подобие. Сотворил его из любви, которая не может не творить и не давать жизнь. А в любви не может быть несвободы. Поэтому Адам мог быть связан с Богом только добровольно. То есть через соблюдение запрета.

Если бы у Адама не было возможности нарушить запрет — он не был бы свободен. Он был бы пленником сада. Лишив человека свободы выбрать грех, мы превращаем его в раба. А раб презирает мораль. Для него мораль — это инструмент порабощения. Он смеется над моралью и растопчет ее при первой же возможности.

Читайте также: Все будет хорошо… Колонка Романа Носикова

В этом месте я рекомендую вспомнить перестроечных юмористов. Пролистать в памяти перестроечные фильмы, песни, исторические изыскания. Все эти явления не испытывали никакого дефицита в кадрах. Последние набирались из разросшейся прослойки вполне «доброкачественных» граждан, которые рассматривали свои убеждения в качестве мебели или даже одежды, подбираемой по моде и фасону.

Такие люди не применяют к себе убеждений. Они их носят. В рабочее время — положенные по коду: советскому, буржуазному, неважно. В свободное время — с черного рынка. Для этих людей убеждения — это способ делать карьеру и понтоваться. В их сообществах лидером мнений можно стать по принципу из анекдота про цыганский табор: кто раньше всех встал, тот красивее всех оделся.

Все эти коммунистические какаду, либеральные павлины и черно-белые масонские пингвины не имеют к реальным убеждениям никакого отношения. Введение же обязательной идеологии, гражданского ценза, цензуры чудовищно расширит эту прослойку людей. Доведя ее размеры до уровня, когда кадры из прослойки можно будет с легкостью набрать для любого, даже самого подлого и массового преступления.

Роман Носиков
https://riafan.ru

comments powered by HyperComments
18+ | © 2015 RussiaPost.su