Даёшь артель! Производительность труда в России можно утроить

В одном из своих недавних публичных выступлений Президент РФ В.В. Путин акцентировал внимание на том, что производительность труда в РФ отстает в 2-3 раза от производительности труда развитых стран. Чтобы преодолеть это отставание, необходимо обратить внимание на ментально укорененную русскую форму организации труда.

Такой формой на Руси была артель. Артельная организация труда зародилась очень давно и охватывала все профессии. Каждая артель самоорганизовывалась и вступала как целое в договорные отношения с работодателем или осуществляла свою деятельность на принципах самонайма. Артельная организация труда наряду с крестьянскими общинами отражала коллективистский характер русского общества: в отличие от индивидуалистического общества на Руси конкурировали не индивиды, а артели, общины, построенные на основе самоорганизации.

Русская артель обладала рядом особенностей. Так как оплата труда каждого члена артели зависела от результата работы коллектива (из-за коллективного подряда), то каждый член артели не только старался сам, но и ежеминутно требовал этого от других. Лишних ртов артель не терпела, и наивысшая производительность труда достигалась без надсмотрщиков. Оплата труда каждого артельщика зависела от качества выполненной работы, поэтому качество работы каждого работника подвергалось контролю остальными членами артели в процессе работы, а посему брак нельзя было утаить. Артель защищала интересы каждого артельщика и в совокупности создавала высокую нравственную атмосферу в коллективе.

В Советской России артельная организация труда на больших предприятиях была отвергнута (в сталинский период существовали артели, производившие суммарно 8% ВВП страны, но Н.С. Хрущев ликвидировал и их). Контролировать производство должны были партийные организации, и все помехи этому контролю упразднялись. В научной литературе артельная организация труда была объявлена архаичной. Коллективный труд поощрялся, но тех коллективов, которые создавались под государственным и партийным контролем. Например, низовым звеном любого завода или совхоза была бригада, но она не имела договорных отношений с производством, полностью была подчинена государственной организации, в которой работала. В такой бригаде оплата труда члена бригады не зависела от количества и качества работы, выполняемой другими членами бригады. Взаимный контроль над количеством и качеством труда исчез, но возникло новое явление, получившее название «групповщина»: люди стихийно стали образовывать группы, которые скрывали создаваемые ими друг для друга поблажки, закрывали глаза на простои и даже отсутствие на работе, скрывали нарушение технологии ради формального, но быстрейшего выполнения задания, использовали приписки, шли на мелкие хищения государственной собственности и т.п.

И все же артельная организация труда, будучи ментальной традицией, в советский период пробила себе дорогу. На строительстве Алареченского рудника на Кольском полуострове родился бригадный подряд, который во всём воспроизводил традиционную для Руси артельную организацию труда. Руководитель бригады строителей Алареческого рудника Владислав Пахомович Сериков был награжден Государственной премией и званием Героя Социалистического Труда.

Бригадный подряд за полтора десятилетия, прошедшие со дня его одобрения властью до перестройки, успешно распространился по четверти производственных коллективов СССР. Например, Калужский турбинный завод внедрил бригадный подряд в начале 70-х годов и за три пятилетки увеличил производительность труда в 3,4 раза. Артельная организация труда оказалась максимально эффективной.

С начала 1990-х годов в стране возобладал менеджеризм – либеральный рецепт организации труда и повышения его производительности. Прошло четверть века такого руководства, а производительность труда в России не приблизилась к показателям наиболее экономически эффективных стран. Надо понимать, что менеджеризм пришел из обществ с индивидуалистической культурой, он там зародился и в них традиционен, а потому эффективен. Используя приемы менеджмента в России, мы предоставляем свободу действий «групповщине», с которой очень трудно бороться.

А так ли архаична на самом деле артельная организация труда? В Японии и ряде других стран эта форма была эффективно использована. На рубеже 1950/60-х гг. конкуренция на мировом рынке потребовала от Японии резкого улучшения качества японской продукции. Я хорошо помню, как в то время японские делегации приезжали в ВЦСПС для изучения опыта работы бригад на советских заводах. Тогда в Японии на предприятиях создавались так называемые «бригады качества». Впоследствии эта форма организации труда распространилась по миру, дополнилась современными рыночными инструментами и получила название «реинжиниринг». Изучив этот метод организации труда, можно убедиться, что реинжиниринг в своих принципах ничем не отличается от артельной организации производства, а именно: бригады организуются сами и вступают в договорные отношения с работодателем. Они достаточно свободны в выборе поставщиков материалов и комплектующих изделий, в заключении контрактов с заказчиками, наиболее успешные бригады сохраняют средства на собственных банковских счетах и т.п. Реинжиниринг наиболее успешно применялся и применяется там, где предприятие становилось банкротом или терпело убытки. Многократно доказана высокая эффективность реинжиниринга в этих условиях.

Спрашивается, почему формы организации труда, традиционные для индивидуалистического общества, у нас настойчиво внедряются в производственную практику, а традиционное, ментально детерминированное артельное производство не признается даже после его успешной проверки на Западе в виде реинжиниринга? Дело в том, что в настоящее время в правящей элите существует убеждение о том, что у России нет особого пути развития. Если речь идёт о технологических циклах и техническом прогрессе, то, действительно, все страны и народы идут одним путем. Но при выборе пути реализации технического прогресса необходимо учитывать ментальные традиции народа, которые во всех странах свои, особенные.

И в советский период, и сейчас в России господствует всемирно-историческая концепция развития, а не локально-историческая, цивилизационная концепция. Считается, что все страны развиваются по одному сценарию, но находятся на разных этапах своего развития, а потому у России нет особого пути. На самом деле все страны развиваются своеобразно, и те из них, кто умеет навязать другим свои представления о жизни в качестве универсальных, получают в геополитической борьбе мощное преимущество. Заблуждения в теории оборачиваются потерями времени и ресурсов для всех поверивших во всемирно-исторический мираж. Процветают или быстро идут к процветанию страны, свято оберегающие свои национальные традиции, а страны, пренебрегающие своими ментальными традициями, влачат жалкое существование.

Традиция и новация, традиция и современность взаимосвязаны и взаимообусловлены. Закрепленная менталитетом традиция под напором внешней среды не сдаёт своих позиций, а адаптируется к новым условиям, порождая специфические национальные формы модернизации.

Леонид Асланов
http://zavtra.ru